Лагерь в рисунках Михаила Дистергефта

Несколько рисунков из лагерной серии художника Михаила Васильевича Дистергефта, автора графического триптиха по мотивам Шаламова "Не верь. Не бойся. Не проси".
Отец Дистергефта, работник КВЖД, был арестован в 1937 году в ходе "Харбинской операции НКВД" (вся история большевизма - это история карательных операций против собственного народа), а сам он как немец - депортирован в 1942 в Трудармию, то есть в тот же лагерь под другим названием, а после переведен на вечное поселение на Урал, где и прожил всю жизнь. Умер в Германии.
По уму, сталинский концентрационный мир, погубивший миллионы и сломавший жизнь десяткам миллионов, заслуживает сомасштабного мемориального комплекса мирового значения, как Аушвиц или израильский Йад-ваШэм. Но сталинизму удалось уйти от расплата, и коммуняки с энтузиазмом носят портреты этого упыря по улицам российских городов.
С сайта Томского мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД» и других интернет-ресурсов.




Комендант и вохра

Collapse )
kimono

О зле

Запись моей публичной лекции, прочитанной в прошлую среду.
В лекции: определение "социального зла" через мысленный эксперимент, три идеальных типа "злого действия" как социального действия, проблема "банального зла", социальные институты зла (evil institutions), и от них - переход к определению "политического зла". И ответы на вопросы.




Спасибо Фонду "Либеральная миссия и лично Ирине Варской за приглашение выступить, Сергею Попову и особенно Павлу Суркову за техническое содействие!
kimono

"Верёвка вещь какая?"

"...собрались ребята теплые, упрямые; поп свое, а черт свое. Я говорю: господа, охота вам из пустого в порожнее переливать — все это хорошо для немцев, пресыщенных уже положительными познаниями, но мы...... — «Московский вестник» сидит в яме и спрашивает: веревка вещь какая? (Впрочем, на этот метафизический вопрос можно бы и отвечать, да NB). А время вещь такая, которую с никаким «Вестником» не стану я терять. Им же хуже, если они меня не слушают."
А.С. Пушкин - А. А. Дельвигу, 2 марта 1827 г. Из Москвы в Петербург

о противоречиях

"Каждое противоречие доктрины является ее триумфом, ибо она исходит из противоречивости мира. Когда «мировой дух» поднимает бунт против самого себя, доктринер поднимает свой флаг над его разорванной душой: она подтверждает смысл существования доктрины. Доктринер хвалится последовательностью своей системы, но, когда нужно, он хвалится и ее внутренней противоречивостью."
Лешек Колаковский
  • Current Music
    The Pentangle - 'Bruton Town"
  • Tags

Новая база источников по истории общественной мысли в России

Новый очень нужный сайт: Корпус русских переводов общественно-политических сочинений XVIII века.

"В базе данных представлены переводы сочинений, которые можно отнести к широкой сфере гуманитарных знаний, которую в XVII-XVIII веках часто называют «гражданской наукой» (scientia civilis), призванной говорить с членом общества («гражданином», «сыном отечества», «статским мужем») о предназначении, истории, устройстве и механизмах управления «гражданского общества» (societas civilis) и должности самого гражданина (civis). Границы политической сферы XVIII века трудно определить с помощью современных понятий «социология», «политология», «экономика» или «право». Для европейской «политической» литературы этой эпохи характерно пересечение дисциплинарных дискурсов, при значимом сохранении тесных связей «научного» и художественного текста. Поэтому политический трактат в эту эпоху мог быть собранием практических наставлений (Макиавелли, Гвиччардини, Сериоль), книгой графических эмблем с метафорическим описанием «должностей» государя и подданных (Сааведро Фахардо), политическим романом (Фенелон) и памфлетом (Боккалини), или сборником исторических примеров на конкретные политические «казусы» (Липсий, Бессель, Фредро).

Таким образом, к политической книге в эту эпоху можно отнести тексты, которые входят в сферу современной социальной философии, политической теории, истории, экономики, отдельные литературные произведения политического характера (политический роман, памфлет, публицистика, и т.д.), а также руководства, справочники, словари и учебники, которые мы отнесли бы сейчас к этим дисциплинам."


viaphilologist

О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ САМООПРЕДЕЛЕНИИ УНИВЕРСИТЕТСКИХ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ФИЛОСОФИИ В РОССИИ

"О ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ САМООПРЕДЕЛЕНИИ УНИВЕРСИТЕТСКИХ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ФИЛОСОФИИ В РОССИИ"
- Моя статья в новом номере журнала "Идеи и идеалы", лучшего академическом гуманитарном журнале Новосибирска

Аннотация
В первой части статьи критически рассматривается статья П.А. Ореховского и В.И. Разумова «Время карнавала: российские высшая школа
и наука в эпоху постмодерна». Она посвящена анализу кризиса и упадка современных российских науки и образования. Этот кризис является локальным проявлением глобальных тенденций. Указано, что в этой статье отражены такая особенность преподавания гуманитарных дисциплин в России, как отсутствие внимания к образовательным запросам студентов, и обусловленный этим неизбежный монологизм.

Ранее всегда существовало гносеологическое неравенство между преподавателями и студентами. Цели и содержание преподавания полностью предопределялись образовательными институциями. Глобальный кризис системы образования связан с фактическим исчезновением этого гносеологического неравенства. Однако в этом кризисе можно различить новые возможности реализации своего профессионального самоопределения преподавателями философии. Во второй части статьи предлагается рассматривать эту ситуацию с точки зрения тех, для кого преподавание философии является наилучшей возможностью реализации своего профессионального самоопределения.

Философия – это уникальная профессия, поскольку, в отличие от других дисциплин, зазор между профессиональным мышлением философа и практикой преподавания философии минимален. Преподавать философию – это и значит заниматься философией. В статье вводится понятие «самоопределение» как полагание предельных ценностных оснований своей практической (повседневной) деятельности такое что любые профессиональные действия получат обоснования как разумные и необходимые для воплощения этих ценностей. Самоопределение связывает личные ценностные полагания с повседневными практическими решениями и таким образом соотносит личную этику и профессиональную практику.

Для реализации своего самоопределения философам нужны образовательные ситуации. Поэтому текущую ситуацию предложено рассматривать в перспективе возможностей для новых образовательных ситуаций. Для этого философам необходимо ясное самоопределение и знание образовательного запроса к себе.


Ключевые слова: глобальный кризис образования, гносеологическое неравенство, образовательный запрос, менеджериализм в образовании,
преподавание философии, профессиональная философия, самоопределение, трансформация университета

СТАТЬЯ ЗДЕСЬ
marburg

Увы...

Допустим, в некой стране есть два университета. Это маленькая страна. В них работают, скажем, двадцать профессоров, и учится три тысячи студентов. Потом в стране приходит к власти некий тиранн и закрывает университеты. Студенты оправлятся в армию, замуж и на сельскохозяйственные предприятия. С профессорами... ну, тоже что-то происходит, и не обязательно худшее. В общем, нет больше университетов. В стране в это время тоже что-то происходит. Как часто бывает при тираннах, она, допустим, начинает усиленно противостоять враждебному окружению. Или что-то подобное. Через тридцать лет, скажем, Фортуна отправляет тиранна Туда, а в упомянутой стране к власти приходят иные силы. И вот они оглядываются вокруг... Тридцать лет в стране не было университетов - ну, были, один имени самого тиранна, другой имени местного классика, автора любовных од и патриотических воззваний второй половины XVIII вв., третий без имени, но разве это были университеты... - и вот они оглядываются вокруг... за эти тридцать лет в университетах сменились был как минимум два поколения профессоров, из них вышли бы больше ста тысяч (с учётом новых, но не открывшихся факультетов) выпускников. Они открыли бы тысячи фирм и фирмочек, из которых как минимум некоторые трицдать лет спустя стали бы мощными предприятиями с протянутыми на другие континенты щупальцами экономических связей. Общий уровень грамотности в стране был бы заметно другим, и жили бы её жители дольше, причём аборты сами себе в домашних условиях делали бы куда реже. В университетах прошли бы десятки конференций, были бы написаны и изданы сотни научных трудов о разных предметах, включая краеведение и включая, кстати, наследие того самого классика второй половины XVIII вв. с трагичной судьбой; благодаря им открылись бы несколько музеев и десяток картинных галерей; и так далее. Но ничего этого нет, просто нет, потому что этого и не было.
  • Current Music
    The Pentangle - 'The Pentangle"
  • Tags

FINAL COUNTDOWN

FINAL COUNTDOWN

В жизни тираннов есть некая несправедливость, расчётливо имплантированная в неё Фортуной, состоящая в невозможности хвалебной песни при переизбытке предложения таковых. Разумеется, тиранн окружен и желающими написать хвалебную песнь и тем более желающими получить подряд на таковые песни – первые желающие сего, совершенно, кристально искренни, вторые поднаторели в подрядах и посложнее. Однако не менее того, а то и более того разумеется, что хвалебные песни первых как-то не так и не о том хвалебны – потребна ль кому похвала в том, что и так все уже наизусть... А в продукции, предоставляемой первыми, каждое тире почему-то пахнет псиной, а восклицательные знаки всё норовят переметнуться в знак проклятой неопределённости, в точки с запятой. Однако тирания несовершенна без полновесной хвалебной песни. Такую может сочинить, но не кто-то из этих подручных героев труда и проч., а известно кто: есть один, худой и лысый, со скверным характером, со знаменитыми головными болями – не стар ещё, но уже доживает своё, в домике где-то за мясными лавками. То есть не «где-то», а всем известно, где. Именно что «всем известно», и где он, и кто он, и что он-то мог бы! Но не пишет, и ведь не напишет. И никак его не заставить, предпочтёт невзначай умереть, если уж… И ничего не поделать. Так Фортуна лишает тираннов единственного щитка которым они мог бы прикрыться «там» – или потом, т. е. в веках, щитка на котором было бы написано: «да, я безусловно… и это и то то же. но ведь не только! – я ещё и… вот, прочитайте что обо мне!..» Фортуна своё дело знает.